Nikolay Alexandrovich (nick_sanych) wrote,
Nikolay Alexandrovich
nick_sanych

Categories:

Приключения Опытного Камикадзе. Дубль адын.



Начало истории положено тут.

Дано: новенький аппарат, двигло, требующее обкатки, верный и сознательный друже с точно таким же аппаратом, омерзительная мартовская погода и непреодолимое свербение в одном месте. Также, даны достаточно слабенькие, но знания ПДД, повышенное чувство самосохранения и отсутствие какой-либо защиты бренных телес.

Задача: выехать и остаться в живых. Желательно - целым и невредимым.

Немного забегая вперёд: ну если б кончилось всё серьёзным падением или столкновением - не писал бы сейчас эти строки. Мёртвые не кусаются и не пишут в ЖЖ :).

Гхм.

Майк, как мопэдисто со стажем чуть менее года, почти сразу же зажал меня в стальные тиски товарищеской заботы: "Без меня никуда не выезжай, на трассу выбираться - думать забудь - за тебя же, дурака, переживаю". На самом деле, сие было мной понято и оценено по достоинству, но ... в одном месте всё-таки свербит. Хочется. Можется. А главное - ну как-то Майк один, без меня, в своё время это осилил. Так чем я хуже?

Как только в мои руки попала копия ключей от гаража, что под окнами дома, сразу же стал готовиться к первой в жизни вылазки на трассу - небольшое расстояние, буквально туда-сюда - и на боковую, от греха подальше. Рассудил трезво: с моим-то нулевым опытом - предрассветные часы исключительно, начиная примерно с половины третьего. И только там, где даже днём движение спокойное.



Итак, картина Пикассо карандашом: поединок зимы с весной в самом разгаре. Хлопьями валит снег - спасибо, хоть ветра нет. После предполётного переодевания стал смахивать на гастарбайтера и немного на скинхеда: старенький пуховик с двойной оболочкой, шапочка-презерватив и тяжеленные, почти по колено, камелоты. Тепло, дёшево и сердито. Защищены только стопы, лодыжки, кисти рук и ... и всё. Плюс летняя, можно сказать, лысая резина.

Маньяк. На всю башку сумасшедший. Беспечный ездец.

Гараж открывал полчаса, слегка матерясь от нетерпения - пока, наконец, из недр тёмной пещеры ангара не выкатил в глухую ночь аппарат. Завёлся вполоборота. Слегка прогрел двигатель. Осторожно тронулся с места, сначала неуверенными толчками, спустя несколько секунд - плавно и решительно. На дороге рядом с хатой пустота просто девственная. Как велено в инстукции, даю газу до двадцати километров в час. Чую наггетсами, какое у нас замечательные асфальтовое покрытие: сплошные трещины, выбоины да лежачие полицейские. Стал слышать, как вибрирует задний кофр и приборная панель. Через сто метров с изумлением обнаружил, что зеркала от вибрации тоже подрагивают, и более того, по ходу пьесы - откручиваются.

Правое, где ручка газа - просто болтается аки бычий хрен. Поэтому справа видимости нету никакой. Слева - фиксация зеркала есть, но периодически из-за трясучки оно "уезжает", так что задний обзор как бы есть. Но в то же время его нет. Совсем нет. В интерфейсы летит снег, а впереди уже маячит перекрёсток. Переулки, ведущие к дорогам возле домов, вдруг стали крайне подозрительными: из каждого с моей стороны мог выползти тяжеленный кусок железа. Из-за почти полного отсутствия обзора стало появляться "чувство неуверенного зада" - тяжеленный кусок железа мог появиться и там. В такой час, как и в любой, там мог сидеть кто угодно.

Пожалуй, таким незащищённым я себя ещё никогда не чувствовал. Может, минуту, а может, и полминуты - дикий, животный страх. Врубил все габариты. Сразу же вспомнил, для чего нужны поворотники. На перекрёстке вдруг понял, что нужно крайне внимательно осматриваться на предмет наличия там кого-нибудь на четырёх колёсах, особенно грузовиков - на всех четырёх трассах. Когда выехал на прямую линию от Академика Скрябина до Кузьминок, ещё раз огляделся, вздохнул с облегчением. Дал газу. Ощутил, как целых три лошадиные силы толкают моё бренное тело вперёд. Без каких-либо приключений и неожиданностей добрался до заснеженной автобусной остановки в самом начале Кузьмичей. Поставил байк на подножку, закурил. Вроде ничо так проехался. На спидометре уже целых восемь километров. Восемь из двух тысяч ...

"А не залить ли мне бензину полный бак?" - подумал я.

Обратный путь дался чуть легче, немного увереннее, значительно быстрее - в некоторых местах разгонялся аж до сорока (!) :-), просто потому что не контролировал стрелку спидометра ручкой газа. Прошуршал по Академика Скрябина, аккуратно свернул на Хлобыстова, оттуда - на Паперника, к заправке. Тамошние работяги расспрашивали, что это за чудо техники, сколько стоит, сколько кушает. С удовольствием рассказал.

Заправившись горючкой под завязку, подумал: "А не проехаться ли мне до Кусково, раз такое дело?"

Путь мой лежал через три перекрёстка: заправка, ещё один под мостом, и один ещё один один - при въезде на мост, причём, со стороны, где авто с него съезжают. Первый прошёл спокойно и тихо. На втором пропустил фуру, с испугу дав по тормозам и прочувствовав, как по коварному снегу гуляет мопэдная жопа. По пути тихонько проклинал того гения, что разработал способ крепления зеркал к рулю: правое откровенно крутилось против часовой стрелки, левое имело тенденцию закручиваться почему-то по часовой. По ходу преодолевания моста понял, насколько он коварен: узкие полосы, ограниченные высоким бетонным заграждением. Слава Шиве, по пути ни одного грузовика не попалось. Газанул от души, лишь бы побыстрее, лишь бы проскочить, мама, роди меня обратно, пожалуйста, ай соу йанг ту дай тудэй. Но самое коварство поджидало меня внизу, на перекрёстке: вдруг откуда ни возьмись нарисовалась лекговуха, уверенно идущая прямо мне наперерез. С отключенными габаритами. Тихо и коварно, аки белая толстая полярная лисичка.

Испужалси тогда до чёртиков, ощущение, будто яйца к жопе примёрзли. Со страху подлетел к автобусной остановке, тормознул, врубил зачем-то аварийку, чуть не поскользнувшись на снегу возле бордюра. Затем перевёл дух, и с новыми силами - до Бродвея (длинная полоска асфальта, эдакий крюк возле покоев графа Шереметьева).

Бродвей встретил меня плотным снежным ковром. Врубил ближний свет. По правую и левую сторону - сплошные сосны, впереди - ослепительно-белая дорога. Красота ... и едва заметное туда-сюда вихляние, причём, чем медленнее, тем заметнее. Торможение только усиляло этот эффект.

У ворот во дворцы графа снова курнул. Жив, здоров и невредим. Как смог, закрепил шестигранные болты на зеркалах. Понял очевидное: в обязательном порядке чтоб был хоть какой-то инструмент с собой, а то так вот разболтаются - и кранты. Снова Бродвей, снова снег, снова ближний свет - красота, драйв, адреналин.

Обратную дорогу осилил уверенно, но осторожно. На перекрёстке чуть снова не впилился в бордюр, но вовремя сообразил - слава Шиве, в такой поздняк на дороге не было ни души.

Аккуратно, медленно дотянул до гаража. Загнал аппарат в ангар. Через десять минут мучений закрыл на все три замка.

Ффух. Живой. Довольный. На приборке - двацать с гаком километров. Ещё десять раз по столько же - и можно уверенно давать тридцать пять. Ещё сто раз по столько же - и можно смело давать шестьдесят.

Понял очевидное: шлем нужен просто обязательно. Просто обязательна защита ног, рук, спины и груди. Инструмент - чтобы всегда с собой. Предпоездочный подтяг всех гаек на всех мелких выпирающих. Также, крайне необходимы дождевые покрышки.

И только после того, как всё растает. До середины апреля ограничиваться прогревом двигла, не более того.

Майка чуть кондратий на хватил, когда рассказал :-).

Tags: жизнь, мото, рассказка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments