Nikolay Alexandrovich (nick_sanych) wrote,
Nikolay Alexandrovich
nick_sanych

Categories:

Маленькая сказка. Почти что на ночь.

Хм, вспомнились тута посты Артёма о том, как сказки жизнь меняют. Гы.



Жил да был не так давно один Соловей. Птичка маленькая, серая и в общем-то неприметная. Если ты его когда-нибудь видел, то наверное и не подумал бы, что это именно он и есть. Но внешность внешностью, а пел Соловей действительно лучше всех. Ты его слышал, но не видел - потому что пел он поздно вечером, когда вокруг все становилось черным. Серое на черном не очень видно, особенно если маленькое.

Жила-была Жопа. Розовая, упитанная и довольная жизнью. Жопа - это Жопа: уж ее-то ты точно видел. И рано утром, и поздно вечером, и даже днем. Надо сказать, что их очень много, гораздо больше, чем соловьев, но эта была особенной. Иногда на нее находило вдохновение. Вдохновившись, Жопа начинала петь. Мы-то с тобой знаем, что никакое это не пение. Но Жопа считала по-другому.

Решила как-то Жопа погулять на сон грядущий. Идет себе по лесу, и что-то про себя тихонечко насвистывает. Получилось так, что как раз в это же время Соловей распеваться начал - то трель звонкую попробует, то стих гениальный экспромтом выдаст. А надо сказать, что все стихи у Соловья были гениальные, и все на те трели ложились. Услыхала Жопа песни соловьиные, и очень они ей понравились: с ее собственными, скажем так, ни в какое сравнение не идут. И захотелось ей во что бы то ни стало Соловья разыскать, да про то, каким же это он макаром такие вещицы с ходу сочиняет, расспросить. Дело в том, что эта Жопа с детства во всяких элитных школах училась, и много всяких умных книжек успела прочитать. Очень хорошо знала, сколько на свете рифм бывает, какие из них банальные, а какие не очень.

Долго ходила Жопа по лесу, устала очень - но Соловья все-таки нашла. Сидит на ветке, серенький, худенький - одна кожа, кости да перья. Явно чем-то недовольный.

- Здравствуйте, коллега! - говорит Жопа. - Как вы чудесно поете …

А Соловей молчит, потому что удивился очень.

- Вы знаете, мне ваши песни очень раннего Баха напомнили, - продожала Жопа.

А он и знать не знал, что это за птица такая - Бах. Поэтому снова промолчал.

- Я, кстати, к музыке тоже некоторое отношение имею. Иногда пишу концерты и симфонии - так, от нечего делать, по вдохновению, - тут Жопа покраснела. - Позволите цитату?

Соловью, в общем-то, было все равно, потому что он третьи сутки летал голодный. И пел он оттого, что в эту ночь как раз четвертые подходили. Поэтому его уже ничто не смущало.

- Да ради бога, - ответил он.

Жопа набрала воздуху, слегка сжала диафрагму - по всем правилам классического вокала, что в книжках умных вычитала. И спела. Соловей испугался, потому как первый раз в жизни видел и слышал, как поют жопы. Ему стало плохо, но сил лететь не было. Слушал он, слушал, да и рухнул со своей ветки на землю. "Однако, - подумала Жопа, - сколько на свете живу, а первый раз от моих произведений в обморок великие певчие падают".

Лежит Соловей на земле, и так ему легко стало, что подумалось: может, он умер и уже там?.. Открыл глаза, а перед ними что-то непонятно-розовое маячит. Наверное, ангел.

- Ну как, коллега, вам понравилось?
- О да, - и снова в обморок.

Жопа обрадовалась и побежала домой: новую симфонию сочинять. На нее опять нашло вдохновение. А Соловья с тех пор чего-то не слыхать. И жоп поющих развелось видимо-невидимо. Только не спрашивай, почему.



(c) Nikolay Nikiforov 2:5020/3636.26, 14 oct. 2002
Tags: рассказка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments