Nikolay Alexandrovich (nick_sanych) wrote,
Nikolay Alexandrovich
nick_sanych

"Ваше художество?"



История эта больше грустная, чем весёлая -- хотя и не без внутреннего прикола. Случилось примерно года два с половиной спустя после окончания мной славного МГИЭМ-а.

Вообще, отношение к нашей армии - такой, какая она есть сейчас - у меня довольно-таки смешанное. С одной стороны, мотать два года солдатом-срочником мне особенно не хотелось, благо, историй из жизни друзей, туда угодивших, было предостаточно. С другой, к людям, которые всё-таки не испугались, не стали "косить" и вытянули два года, вернувшись оттуда живыми и здоровыми, испытываю уважение и даже где-то зависть. Есть всё-таки в тех, кто отслужил два года в этой нашей армаде, что-то очень простое, прочное, надёжное и мужИчье.

В институте курса со второго, насколько я ничего не помню, у нас была военная кафедра (в простонародье -- "война"). По окончании каждый получил звание офицера, и вместе с этим некие гарантии. Как минимум, того, что служить придётся уже не солдатом, а литёхой. А как максимум, полпроцентную, из сотни возможных, вероятность непопадания в армаду вообще. Но эта возможность обломилась сразу же, к пятому курсу по сообщениям ребят на курс постарше становилось ясно, что попадание под призыв таки на всю тыщщу прОцентов, и ничего с этим не поделаешь. Но фишка не в том.

Курса с третьего стало ясно, что наша доблестная микроэлектронная промышленность в глубоком ауте, и особых заработков по специальности, тем более, мне не сильно-то интересной, ждать не придётся. Поэтому где-то за полтора-два года загорелось поднять себя с уровня абсолютного чайника до средненького пошиба эникейщика -- а это уже давало возможность идти в ученики к суровым админам, зарабатывать какую-никакую, но деньгу, и учиться чему-то новому и интересному.

После задушевного разговора в военкомате, аккурат после вручения диплома, мне стало понятно: военком и сам толком не знает, куда меня закинут. А даже если и знает, сто пудов: там не будет локальных сетей, линукса с юниксом и интернету. Скромный
годовой опыт работы выкидывать в трубу не хотелось, поэтому рассудил просто: косить и работать, работать и косить. Повестки "благополучно" спускались в унитаз, не подписывались никакие бумаги, резко обострилась подозрительность, вплоть до
параноидальности. Для военкомата я переехал в другое место, и в какое именно -- никто из домашних не знал. Мы жили немного на разных орбитах: я на своей, а военкомат -- на своей, и точек пересечения практически не было. Так прошло чуть меньше года. Года дебильной, унизительной кроличьей беготни.

Через некоторое время Тридцать Восьмые Петры с тамошним героическим IT-отделом как-то сами подвернулись на глаза, и примерно через четыре месяца я там уже вовсю окучивал командную строчку и эникействовал по всему комплексу зданий Главка ...



Из военкомата, который, к слову, находится в том же доме, где я живу :), пришло извещение о том, что моё дело переводится в прокуратуру, прямо по статье об уклонении от воинской службы -- несмотря на то, что я вот уже как три месяца впахивал
в милиции. И военкомат был в курсе этого события, в силу того, что им было отправлено соответствующее письмо. В тот же день на подъезде дома появилась презабавная бумажка с фотограхвияхвой моей рожи и заглавием "Их ищет милиция". ;) ;) ;). Самое забавное, что с контактным телефоном военкома. Бумажку я, конечно же, сразу сорвал как ценный вещдок.

Шутки шутками, а в то утро я маленько испужалси. Ненадолго, правда. Поскольку в нашем отделе замом работал неунывающий балагур и шутник Кир. С многолетним стажем старшего опера МУР-а. После такой новости он недобро ухмыльнулся и произнёс: "Попал твой военкомат". Далее события развивались стремительным домкратом: облачившись в форму, вместе с ним поехали прямо в военкомат. Но день оказался неприёмным, военкома не было на месте -- однако, перепуганный дежурный всё же пустил нас. Развернув уже порядком измятую бумажку, Кир задал ему три убийственных вопроса:

-- Скажите, это телефон вашего военкомата?

На что получил недоуменное "да".

-- Хорошо. А гражданин Такой-то у вас сейчас здесь?

На что получил чёткое "нет".

-- Отлично. Скажите, -- тут Кир развернул листок получше, для наглядности, -- а вот это художество -- его рук дело?!

Дежурный пролепетал, что таки да.

-- Ну ладно. Мы ещё к вам зайдём, -- кровожадно закончил Кир.

С тех пор ни военкомат, ни прокуратура ни разу не вспомнили обо мне. После того, как мы с Киром произвели вторую боевую вылазку -- на этот раз в ОВД района, где я живу, после того, как тамошний начальник выдал мне бумагу о том, что я ни в каком розыске не числюсь, что никакого дела на меня не заведено -- местный капитан произнёс фразу, которую я запомнил надолго.

Запомни, лейтенант, самое главное в нашем нелёгком деле -- вовремя послать на хуй.

Подавать иск в суд на нашего военкома я не стал. Хотя надо бы: такие фокусы проделывались на только со мной. Но как всегда это бывает, отгремело, уцелел -- а дальше уже неинтересно.

Хер с тобой, военком. Живи, гнида ...


Tags: жизнь, немото, рассказка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments