Nikolay Alexandrovich (nick_sanych) wrote,
Nikolay Alexandrovich
nick_sanych

Categories:

Три шурупа. Часть третья. 2019 год.



Оригинал записи находится здесь.

Продолжая тему.

Фотоматериал предоставил Сергей Тихонов.



-4-

ПРОБИТОЕ ПИХЛО

Первое, что мы сделали после того, как нас на веревке притащил трактор под благовещенскую башню на холме — после того, как обустроили лагерь — это отсоединили топливопроводы, контуры охлаждения, трос дросселя — и скинули клапанную крышку двигателя.



Поскольку в навыках механика Сереги никто не сомневался, бригада полностью положилась на его знания и руки. Все-таки на КАМАЗ-е по великой нашей матушке России грузы таскать — это вам не хер собачий. Да по сравнению с этим худощавым, индейского вида товарищем любой байкер-дальнобой — просто сынок. Я сразу вызывался помогать «принеси-подАем-идинахуй-немешАем». И почетным вращателем диска сцепления монтировкой при выставлении верхней и нижней мертвых точек. И торжественным снимателем кожуха диска сцепления, грязного и сыплющего комками дорожной пыли вперемежку с маслом прямо в рожу, когда его откручиваешь, лежа под грязным и мрачным днищем Газла.

Первое, что показало вскрытие, как Серёга и думал — крайний поршень порвало на куски. Три поршня уцелели, а четвертому настал пиздец. Что там с чугунной гильзой — хороший вопрос, скорее всего, осталась вся в царапинах и задирах.

Тоже хуевая ситуация. Второе, что при внимательном осмотре увидели — место, откуда масло дало течь. Там красовалась дырка величиной с палец, с остатками поксипола. И третье, самое нехорошее — хотя и первые два повреждения в некоторых местах считаются фатальными, и после таких приключений пихло просто на выброс или в металлолом — слегка искривленная плоскость карбюратора Газла.

Практика показывает: если есть малейшее искривление нижней плоскости карбюратора, то какую бы надежную и мощную прокладку ты ни поставил — все равно карбюратор будет подсасывать воздух из атмосферы.

В результате пихло перестаёт тянуть массу автомобиля. Оно работает, но толку от этого – хуй. Это как бы первое и главное, на что реально надо было обратить внимание и не ебать себе голову, выискивая подходящий набор поршней конкретно под это пихло — для того, чтобы найти замену одному-единственному, расхераченному. Итого.

Бригада потратила время на поиск и устранение неисправности. Время на поиск и закупку запчастей. Время на снятие останков старого и установку нового поршня. Время на калибровку зажигания, понимание того, что родному зажиганию пришла пизда — и, соответственно, время на покупку и установку нового зажигания. И его калибровку.



Лично я вращал диск сцепления монтировкой, лежа под Газлом. Откручивал заскорузлые гайки на клапанной крышке грузовой машины. Сортировал гаечные ключи и прочие инструменты так, чтобы можно было мгновенно найти все, что угодно, а не искать каждый по полчаса, мучительно корябая репу клешней и размышляя — а куда это у нас, блядь, ключик на десять съебался и где его теперь искать?

Ровно через первые майские праздники настал, что называется, час истины. По результатам проведенных работ нарисовался такой вот пердимонокль: двигатель исправно, правда, немного неохотно, заводился. Но совершенно не желал держать холостые обороты в том диапазоне, что предписывала ему инструкция. Часто движок троил, и тогда грузовик пидарасило – трясло так, что картинка в зеркалах прыгала. Дырку в картере снова залепили холодной сваркой.

Но самое грустное заключалось в том, что система не желала ехать. В состоянии завершенного ремонта двигатель тупо не тянул машину. Можно было бы оттащить конкретно этот карбюратор к карбюраторщику — но мучиться с этим не стали. Потому что хер его знает: новый поршень мандит, карбюратор или вообще — зажигание? А значит, в жопу. Это в режиме гаражного хобби можно было бы поебаться, покрутить систему, пошатать трубы, гравитацию понарушать. А тут нужна была скорость молнии — ибо в нашем случае время означало деньги, а бабло на жратву, табак и связь уходили почти каждый день. Походило время оплаты за квартиру там, у меня дома. Мне нечего было сказать родне. У меня ни хуя не было. Я торчал в чистом поле в Жопе Мира, похожий на бомжа, я не мылся несколько недель и радостей у меня было всего две: тетрадь для рукописей и Эдуард Лимонов с его «Убийством часового».

Именно поэтому было принято Судьбоносное Решение взять новый — относительно новый, конечно же — движок от Буханки. Дешевый. Слегка поношенный. Со своим, естественно, карбюратором на борту. И со своей системой охлаждения. На удивление, наш московский куратор это спонсировал. Ибо один хер, без транспорта на ходу ничего хорошего ни нам, ни ему не светило.



Кстати, пара слов о дорожном братстве. В среде олдовых и некоторых зеленых мотоциклистов да байкеров оно реально существует. Но что касается славного града Благовещенска, могу сказать одно. То ли положение местных было настолько бедственным, то ли везло нам на каких-то пидарасов, но чисто по-братски помочь бедолагам, которые и так попали в жопу — это хуй. За каждую мелочевку минимум полкосаря. Учитывая, что одеты мы были и выглядели совсем не как друзья Путина с родственниками Абрамовича. Я все-таки думаю, что первое. Ибо пидарасов везде хватает, и в силу того, что у нас сейчас «капитализм, счастье, заебись» — дырявых людей как-то сильно больше, чем нормальных.



Ведь бытие определяет сознание. Какое бытие — такое и сознание. Обратное тоже верно. Бесконечное, ебись оно в сраку, Кольцо Всевластия.

СПИЗДИНГ МЕТАЛЛА



Во времена активной нехватки финансирования мы выживали как могли. Только-только буханочный двигатель встал в раму Газла, нам сразу стало ясно: нужны дополнительные бабки. Чтобы просто помыться и постираться. Неподалеку от башни связи, где мы раскинулись лагерем, был водоем. Но, во-первых, это был очень холодный водоем. Во-вторых, его берега сплошняком состояли из грязи, и в этом состоянии водоема было не совсем ясно: мы туда на помывку идем или грязи лечебные принимать?

Единственный источник дохода, который был нам доступен тогда — это если отбросить грабежи банков и отдельных граждан — сбор металлолома. Куда его загружать, вопроса не стояло: Газло должно отбивать свое существование. То место, где мы оказались, когда-то было обитаемым. Когда-то давно там жила смена инженеров, которая так же, как и товарищи из Бирской башни, могли кого-то пускать, а кого-то не пускать работать со связью. Но в случае с Благовещенском что-то пошло не так, смена инженеров отсутствовала, а здания остались. И стояли бесхозными уже много лет.



Кстати, насчёт башен связи. Эти металлические конструкции были возведены по времена СССР для телевидения и радио. За тридцать с гаком лет эти пидарасы так ничего нового и не построили. Тупо навесили оборудование зарубежного производства и демонтировали старое. Пидарасы только разваливали производства, выгоняя с рынка своих же соотечественников, лишая их рабочих мест и какой-либо перспективы в жизни, кроме как быть вечными подметалами на балах у ворья. Попомните мои слова, вы будете гореть в аду, выродки. И если потребуется, я помогу вам туда попасть.

И словом. И делом.

Возможно, в республике Башкортостан, как и в Российской Федерации, есть свои эффективные менеджеры типа Рыжего, Головастика или Губошлепа с Алкашом, да будет им всем земля стекловатой? Окна выбила сразу местная шпана. Все, что там можно было спиздить из того, что было плохо прикручено да приколочено — уже давно спиздили, это ясен хуй.

Но там осталась система отопления: стальные трубы и батареи. Весили они немало, зоркий взгляд индейца-мехвода высмотрел там минимум полтонны живого веса. А это значит — работа ломом и болгаркой. И то, и другое было. Проблему электричества решили легко и без затей: поскольку наш Серега имел навыки электрика, он просто кинул «соплю» от основного щита на территории башни.

И закипела «работа». Скажу так: может быть, это было и не совсем законно, но захочешь жрать и помыться под горячим душем — еще не так раскорячишься. Первые несколько сотен килограмм металла были добыты и тут же отвезены на ближайшую металлобазу. Там же, на территории башни, валялась совершенно бесхозная, с выбитыми стеклами и без колес — но с целыми металлическими деталями — некая пацанская «Лада» в форме зубила. Я предположил, и парни тоже так считали — что это просто угнанная и раздербаненная тачка. Все, что с нее могли снять, разбить, обоссать или обосрать подростки, уже давным-давно было снято, разбито, обосрано и обоссано.

Нас же интересовал именно металл. Двери. Багажник и капот. Крылья. Рама. Колеса. Задний мост. Подвеска. Амортизаторы. Груда бесхозного хлама весом примерно полтонны. Мы несколько дней подряд ходили вокруг этого остова, облизывались — но ничего поделать не могли. Страх перед карающей дланью башкирской полиции был велик. Ибо ежели тачка числилась в угоне, а такое вполне могло быть — нас влёгкую могли повязать какие-нибудь опера из местного отдела по угонам автомобилей. Если в этом краю степей, ветров и маленьких толстых человечков автоугон вообще — был. И в отличие от меня, у ребят никакого иммунитета против граждан в полицейской форме не было. Они, в отличие от меня, их боялись и ненавидели. Мне-то было совсем похуй на форму и погоны. Именно поэтому меня никто последние лет десять почти никто не беспокоил: ни на дороге, ни на улице. На дороге – потому что я не гоняю как угорелый, и правил не нарушаю.

Не всегда получается, конечно, но я хотя бы стараюсь. А мой мотоцикл выглядит так, что даже самому распоследнему торговцу полосатой палкой ясно: с меня нехуй взять, кроме анализов. Я, в отличие от большинства граждан, в силу того что много лет проработал в ОВД, людей в этой форме вообще не боюсь. И в каком бы костюмчике по улице ни шёл, как только я начинаю говорить, меня принимают за своего.



Но голод и отчаянное желание комфорта сильнее опасности. Было вновь принято Судьбоносное Решение: по возможности, выпилить той же болгаркой те места на кузове и раме, где стояли номера рамы и кузова, да и выкинуть куда-нибудь. От греха подальше. Сам остов был тщательным образом разобран: двери в одну кучку, капот и багажник — в другую. Для того, чтобы не заморачиваться с перевозкой целого Зубила в багажном отделении Газла — а Зубило было явно больше — мы попросту хуйнули корпус пополам болгаркой. Половинка жигуля в багажный отсек влезла легко и со свистом. Вторая половинка — тем более. Туда же побросали открученные шасси, амортизаторы, поворотные кулаки и еще что-то, что смогли открутить. Приемщик на нас косился и смеялся. Мы уверяли, что не угонщики — и тоже смеялись. В результате в течение пары дней плотного вандального раздербана всего и вся у бригады на кармане появилась скромная, но все же котлета. Денег. И мы тут же сняли знакомую хату — как обычно, на двенадцать часов. Нас ожидала помывка, стирка, сушка одежды портативным обогревателем из походной снаряги Газла — и, естественно, знакомый уже пивняк.



Ни дать, ни взять — бандиты. Рыцари каски, карабина и, блядь, болгарки.



P.S. А всё-таки частей получается не три, а четыре.

Tags: Башкирия, Бирск, Благовещенск, Ключи, дальнобой, жизнь, работа, слабоумие и отвага
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments