Nikolay Alexandrovich (nick_sanych) wrote,
Nikolay Alexandrovich
nick_sanych

Category:

Про моё высшее техническое и девяностые.



Продолжая тему.

Не так давно камрад gessor натолкнул на мысли по поводу, в принципе, жизни в целом и высшем образовании в частности. Том самом высшем образовании, за которым очень нехилая часть населения славного града Москвы погналась как в начале, так и в середине девяностых. А может -- и скорее всего, не только славного града Москвы. Точной статистикой не обладаю. За отсутствием оной пишу с натуры.





Я плохо сплю
Я мало ем
Зачем я поступил в МГИЭМ?

(с) студенческий фольклор


- 1 -

Итак, вкратце об обстановочке тогда -- той обстановочке, в которой я жил и учился. Середина девяностых: 1996 год. Отличался сей славный период времени двумя основными параметрами, бывшими существенными для нас, совсем молодых и глупых ещё пацанов. Это периодически вспыхивающая терактами и захватами заложников Чечня, периодические взрывы в столице страны. Операция чеченских боевиков в марте того года под названием "Возмездие". Год моего окончания школы и год моего поступления в институт.

СМИ подконтрольны тем, кому невыгодно, чтобы у страны, территорию которой защищала армия, эта армия вообще была. Боеспособной. Уважаемой. Системой, через которую пройти есть смысл каждому нормальному мужчине. Телевизор, для меня до 1998 года чуть ли не единственное окно в мир, как и газеты, буквально разрывало сообщениями о том, как очередных людей -- наших людей -- убивали, мучили до смерти или посылали на смерть. Естественно, бессмысленную и безобразную. Ящик был переполнен покалеченными телами и бородатыми упырями.

Школьный курс истории был не пойми каким. Скажем так: он перестал быть советским, и не успел стать российским -- скорее, он был антисоветским. А значит, и антирусским тоже. В школьной программе по литературе стоял пунктиком автор по фамилии Солженицын, которого нужно было читать в обязательном порядке, и более того, писать по нему реферат минимум на 10 страниц. Виктора Цоя записали в поэты. И изучали сразу после Высоцкого. Было очень весело всем.

Нам-то, детишкам, было даже радостно: да, Цой привёл меня к гитаре. Да, некоторые песни с удовольствием слушаю до сих пор. Но никакой он нахуй не поэт и не школьная программа. Но это уже, как говаривал один товарищ, "совсем другая история". Смысл -- в бардаке. Но спасибо, что хоть авторы "Сектора газа" или там "Хуй забея" как великие поэты тогда не шли. По программе.

Основная мысль большинства взрослых, дееспособных, и молодых, совершеннолетних людей была очень простая: "Съебаться. Отсюда. За границу. И там. Жить. Счастливо". Мой молодой и неокрепший разум ловил эти ходовочки. Ещё совсем чуть-чуть -- и я бы стал "либеральненьким" на всю голову. Помогла служба.

Но скажу честно: до 24 лет я был точно таким же малолетним дебилом, как и они. Я ненавидел ментов. Я ненавидел правительство. Армию. Я ненавидел почти всё. И во всех моих бедах был виноват кто угодно, только не я сам.

На фоне этого веселья, под впечатлением от пьяного рыла Ельцина в том же телевизоре, отплясывающего танцы где-то то ли в Германии, то ли в Швейцарии, я, как и все мои школьные и не только школьные товарищи, искренне не понимали, ради чего нам идти служить в армию -- рядовыми. Нам совсем не светило будущее, в котором нас убивают или захватывают в плен чеченские головорезы. Особенно на фоне детишек бизнесменов, которые давным-давно учились за границей и вообще, отрывались как могли. В том числе, скуривались, спивались и скалывались -- но это уже, как, опять-таки, говаривал один человек, "совсем другая история".

Нам постоянно давали знать, что мы достойны чего-то большего. Но при этом перед глазами постоянно маячила серость и грязь той жизни. Жизни девяностых. Это вызывало когнитивный диссонанс и заставляло делать выбор -- либо ныть о том, как всё плохо, либо действовать. Я предпочёл -- действовать, а не ныть. Во всяком случае, по большей части.

Основная задача была простой: избежать армии законным путём, поступив в ВУЗ с военной кафедрой -- и закончив его, спокойно работать в надежде на то, что военкомат про нас забыл. Я хочу подчеркнуть особо: информационное пространство по отношению к армии, милиции, медицине, образованию и производству чего бы то ни было -- было враждебным. Информационное пространство давило на мозги рекламой дорогих вещей и кричало: "Вы достойны другой жизни. Живите как люди и не живите как то быдло из новостей. Никуда не лезьте и ни во что не впутывайтесь".

К этому добавлялись великолепные образчики постперестроечного киноискусства: серое, мерзкое, постсоветское кино, глядя которое, не хотелось ни строить, ни жить. К сожалению, такое было время. Такое было инфополе. Таким его я запомнил. И такими были многие люди из моего окружения -- продукты этого времени. Трусливые. Не уверенные ни в чём. Бездумно, на уровне некоего BIOS-а, скрючившиеся в поклоне перед западом.

Мечтавшие "достичь и съебаться".

Насчёт выбора ВУЗ-а большинство не заморачивалось, исключение -- единицы. Поэтому, ходя на подготовительные курсы в МГИЭМ на факультет электроники, я очень слабо себе представлял, на что вообще подписываюсь. Отец, светлая ему память, всегда говорил: "Сын, тебе надо учить языки. Это твоё". Мать, которая, естественно, была крайне обеспокоена пиздецом, происходящим повсеместно, говорила: "Один гуманитарий в семье у нас уже есть". МГИЭМ -- это первое, что подвернулось под руку. То есть, то, что пришло к нам в школу, наобещав с три короба, устно изложив некие гарантии -- стало вести лекции и семинары по физике. Которая, как показала практика не оказалось достаточной для того, чтобы просто тянуть ВУЗ.

Отца я, как настоящий малолетний дебил, не послушал. А зря. Он был прав.



- 2 -


Я поступил. Обрадовался неимоверно, слабо себе представляя, какой за этим последует ад. Ад в представлении бывшего школьника, конечно. Я догадывался, что мне будет сложно. Но не догадывался, насколько -- и какой ценой достанется этот самый диплом. Хотя, крайние два года в той же школе я учился только на 4 и 5. Я был очень серьёзно настроен и пахал как ломовая лошадь, с утра до вечера. И ночи напролёт. Единственное, чего мне реально не хватало, чтобы быть настоящим, классическим ботаном -- это очков и полного равнодушия к женщинам, музыке, выпивке и технике.

МГИЭМ, до своего не такого уж и давнего прикрытия, славился тремя вещами, помимо всего прочего. Там на факультете прикладной математики учился мошенник Мавроди, басист группы "Серьга" и, едва проучившись то ли первую, то ли вторую сессию, оттуда с треском вылетел Леонид Якубович. Тот самый Леонид Якубович. А приказ о его отчислении подписывал тогдашний декан института, человек по фамилии Злодеев. Который вёл у меня метрологию. Сейчас МГИЭМ-а официально уже не существует. Он стал придатком академии Плеханова, в нашем студенческом обиходе -- Плешки.

Период с 1996 по 2002 год был временем, когда бесплатное советское образование превращалось -- вернее, уже превратилось на полуофициальном уровне -- в платное. На кафедре инженерной графики были специальные люди, которые связывались с преподами -- и те за каких-то пятьдесят баксов были готовы начертить любое задание. Это были прожжёные второгодники, знающие систему данного ВУЗ-а вдоль и поперёк. Первые полгода они ещё корчили из себя дедов, потом мы сами во всё врубились.

На кафедре физики наш преподаватель, седой доцент, выглядящий почти как Зевс, но только в очках и с плешью, на первом же семинаре прямым текстом сказал: "Молодые люди, хотите сдать первую сессию -- бегом марш ко мне на курсы, пятьдесят баков -- и физика закрыта". Старшекурсники вовсю торговали "лабами" и "курсачами". На кафедре математического анализа была ровно та же самая хрень: если ты, по их мнению, баран и не тянешь программу, занеси бабла в кассу -- и ты стопроцентно сдашь любой коллоквиум, зачёт и экзамен. На фоне того, что бабла в семье было крайне мало, и мы были вынуждены некоторое время ходить в одной и той же одежде несколько лет, на фоне того, что возможность заработать в свободное время появилась только к третьему курсу, лично я от этой ситуации охуевал. Родные меня всячески успокаивали, мол, твоя работа сейчас -- учиться. Но когда ты совсем йун, помимо того, что хочется всего и сразу -- хочется нормальной жизни, где есть место и отдыху, и любимым увлечениям. А не бесконечный бой с тенью и бег на звезду.

И, как это водится у малолетних дебилов, большую часть преподавательского состава, в связи с эдакими махинациями, я ненавидел. Ненавидел люто. Потому что официально обучение в этом ВУЗ-е было бюджетным. То есть, бесплатным и советским. По советским же учебникам. Потому что те пять лет, что были проведены в этом ВУЗ-е, я своими "золотыми студенческими годами" назвать не могу. Большая часть преподавателей занималась тем, что заколачивала деньгу,
ровно подводя к этому ребят, оных не имевших. Более того, подливало масла в огонь и то, что внешне эти милые люди не выглядели взяточниками и мошенниками, состоящие в сговоре с заместителем декана и отстёгивающими наверх определённый процент. Они выглядели вполне приличными людьми: интеллигентными, образованными, благообразными.

Не зная того, что они творили, вам никогда бы не пришло желать им долгой и мучительной смерти, либо при случае разбить лицо. Я, будучи в некоторой степени гуманитарием, с трудом тянул эту программу -- и воспринимал таких преподавателей не иначе как грабителей.

Пару раз я пытался переводиться в разные ВУЗ-ы. Но под такой перевод, опять-таки, сообщался вполне конкретный ценник, а суммы назывались примерно в размере полугодового бюджета семьи. Или даже годового. Которого не было. Так что выбор был не очень велик: либо тянуть эту лямку дальше, либо отправляться на двухгодичную экскурсию в ряды наших доблестных вооружённых сил, где, судя по информационному полю вокруг этой службы, меня не ждало ничего хорошего.
Короче: настроение и состояние почти всю дорогу, от первого курса и до последнего было примерно таким. Все события и все линии поведения нашего замечательного высшего образования были нацелены на две вещи: отжим бабла и создание ситуаций, в которых отжим бабла неизбежен.

Единственными, кто не был в моих тогдашних глазах совсем уж падалью, это была кафедра физической культуры, преподаватели истории и философии. И такого совершенно бесполезного в плане движения предмета как культурология. По отношению, конечно же, к большинству. Настоящие люди были, и немало. Но по числу те замечательные люди находились в меньшинстве.


- 3 -


Были в МГИЭМ-е действительно глыбы, заслуживающие доброго слова. Которые, несмотря на "невидимую руку рынка", остались людьми и выполняли свою работу так, как и раньше. За зарплату. И некоторые доходы от научных статей. Это было старое поколение преподавателей. Люди, которым было либо под шестьдесят, либо за шестьдесят. Они получили своё образование, практику и опыт по профилю, по стремлению, по призванию, при СССР. Даже под гнётом озверевшего капитализма они не стали крысами.

Иногда мне выпадало счастье поговорить с ними по душам. Они, видя моё шаткое положение, реагировали по-разному: кто-то добрым словом и даже помощью, кто-то -- честным словом и со всей строгостью, да так, что мой перегруженный мозг на какое-то время начинал воспринимать, принимать и понимать предмет. И именно они дали мне такое понимание: диплом -- он не вещь в себе, и не должен быть пропуском "куда-то в лучшую жизнь". Диплом прежде всего профессия, призвание.

И настоящий инженер -- не тот, у кого диплом. Настоящий инженер, это, во-первых, человек, который обладает такой вещью как инженерная мысль, мысль творческая, мысль техническая, мысль изобретательная. Во-вторых, настоящий инженер -- тот, кто в своей профессии проработал минимум лет десять, а лучше -- пятнадцать, и именно своё направление знает как таблицу умножения.

И в их понимании человек, который ухитрился получить высшее техническое образование, но не взять необходимых знаний -- это трагичный человек, человек, в той профессии обречённый на крах. Либо обречённый на переучивание. Тогда, в самом начале нулевых, я был в меру йун и на трезвые, логичные и разумные советы старших клал большого болта, надеясь на какой-то авось и всё-таки прорваться в айтишники. Ибо кроме Курчатовского института в Москве, очень многие НИИ не то чтобы достойной -- элементарной, покрывающие бытовые нужды зарплаты, не давали.

Электронная промышленность тогда была в полной жопе, и ждать, когда эта жопа разгладится -- а уж тем более работать на абсолютно точно не любимом направлении -- не собирался. К слову, в Курчатовский институт брали только лучших из группы. К последнему курсу из двадцати семи она превратилась в пятнашку. Лучших там оказалось четверо. Троих завербовали, четвёртый ушёл на вольные и крайне хлебные хлеба. Так что меня ждал Всероссийский Электротехнический, где проработал аж четыре месяца, успев перечитать почти все ранние рассказы Пелевина, написать один не очень качественный фантастический рассказ -- и дождаться первой публикации в "Химии и жизни". Нормального и качественного рассказа, за который меня буквально выдернули и привели к редактору сего славного журнала.


Работодатель тогда на диплом МГИЭМ-а клевал, и клевал знатно. Но, как я уже писал, пошатавшись с полгодика или годик на "гражданке" и придя к пониманию, что мне нужна практика где-то, где можно получить дополнительные знания в области IT -- а в моём случае это были серверные ОС и оборудование для локальных и не только локальных сетей -- на долгое время осел на улице Петровка, в доме № 38 славного града Москвы. С этим моим синим дипломом приняли без проблем в инженеры-электроники, потом в инженеры-программисты и старшие инженеры-программисты.


Сейчас, слегка оглядываясь на пройдённые этапы, я прихожу к пониманию того, что был слишком глуп, чтобы понимать: преподаватели не были никакими грабителями, не были достойны пожеланий мучительной смерти или ударов по лицу. Нет. Просто эти люди выживали как могли. То, что они делали, конечно же, одобрить никак нельзя -- потому что при таком раскладе диплом мог получить любой дебил. И так оно на деле и получалось, я знал людей с абсолютно пустыми головами, которые на вступительном экзамене по физике спрашивали у меня, что такое ускорение свободного падения -- и в особом "индивидуальном" порядке, наотлично защищали свои купленные, сделанные на заказ дипломы. То, что породило на то время тот бизнес -- тяжёлая, крайне поганая ситуёвина в образовании, которую допустили соответствующие министерства, люди, которых принято называть государевыми. И преподы в этой ситуёвине просто оказались крайними. В преклонном возрасте -- да что там в преклонном, в зрелом и продуктивном -- человеку не так уж и легко сменить способ, которым добывают хлеб. А ведь есть ещё такая штука как призвание.

И сейчас -- а в общем-то, как и очень много лет тому назад -- я не держу на них, этих жертв "невидимой руки рынка", зла. Единственный человек, на которого мне нужно время от времени "держать зло" -- это я сам. Потому что это я сам выбрал дорогу, по которой прошёл. И более того, несмотря на некоторые действительно неприятности, это была совсем не плохая дорога. Она дала опыт, интересную работу и в конце концов на несколько лет -- верный кусок хлеба на столе.

Жопа наступила потом.




P.S. Это был предпоследний текст без тэгов. Через один текстик торжественно обещаю себе самому перекопать хотя бы пару лет БортжурналЪа. Ну и тебе тоже обещаю, мой дорогой читатель. А уж если я что-то обещал -- отмазываться бесполезно.
Tags: жизнь, занимательная энтомология, малолетние ушлёпки, мысли, рассказка
Subscribe

  • Анимация в тему.

    Слепогоночная тренировка. Сегодня. Примерно так я себя ощущаю, когда разгоняю наши тренировочные машины до предельных скоростей, когда…

  • Слепые Гонки. Тренировка 04.04.2021.

    Продолжая тему. Лучше бы примонтажили, как наш штурман Денис едет. Потому что он едет пошустрее меня, у меня с завязанными глазами…

  • "Rusty Train". "Река". Видео с открытия у "Буйных".

    Обычно я никогда такого не говорю — мол, вот это вот нужно послушать, это круто, ставьте лайк и прочее блогерское дерьмо. Но вот этих ребят…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • Анимация в тему.

    Слепогоночная тренировка. Сегодня. Примерно так я себя ощущаю, когда разгоняю наши тренировочные машины до предельных скоростей, когда…

  • Слепые Гонки. Тренировка 04.04.2021.

    Продолжая тему. Лучше бы примонтажили, как наш штурман Денис едет. Потому что он едет пошустрее меня, у меня с завязанными глазами…

  • "Rusty Train". "Река". Видео с открытия у "Буйных".

    Обычно я никогда такого не говорю — мол, вот это вот нужно послушать, это круто, ставьте лайк и прочее блогерское дерьмо. Но вот этих ребят…