Nikolay Alexandrovich (nick_sanych) wrote,
Nikolay Alexandrovich
nick_sanych

Categories:

Про "байкерство" и "братство".



Поднимая старую тему.

Вот говорят же люди умные: не делай добра, не получишь зла. Те же умные люди учатся на ошибках дураков.

Начало было логичным. niantaro вроде бы проникся, но быстро потух. Ижатка остался на какое-то время практически без нового хозяина. На двух мотоциклах одной попой не усидишь, а при минимуме средств большое количество техники слишком накладно.

И только я начал грустить по поводу накатившей было бесхозности моего первого мотоцикла, на горизонте внезапно появился человек, благодаря которому я вышел на мотоклуб, так быстро и спокойно принявший нашу команду под свои "цвета". Можно сказать, что мой клуб. Лёха по кличке Кошмар. То ли полгода, то ли год назад у него угнали мопедку. Был он безлошаден, пешеходен и без какой бы то ни было ближайшей перспективы приобрести аппарат.



Я предложил разумное (раз уж камрад Артемий не захотел): я тебе дарю. Но при условии, что, во-первых, байк будет поставлен на ход в моём гараже и при мне. И по окончанию ремонтных работ на свои же средства переоформлен, с моего позволения. И тогда -- хоть на край света и без меня. Расходники/запчасти -- чем могу, тем помогаю, но вообще -- за свой счёт. Лёха принял условие.

Шло время. Отгремел День Города и Золотая Осень 2014. Слегка громыхнуло последнее выступление в "Мотообразе", на юбилее "Неформата ТВ". Я и Барс перестали понимать друг друга, и разошлись как в море корабли.

Почти всё это время Лёха безбожно пил. Я помню, он что-то покупал к Ижу. Что-то ставил. Что-то смотрел. Я помню, как вместе к камрадом Нитро мы прощупали сгнившую за два года простоя электрику Ижатки, отличавшуюся от стоковой чуть более чем всем. Мы даже его завели, Ижатка старательно рычал вхолостую, пока не накрылась катушка зажигания. Но потом веселье закончилось, и аппарат снова остался один. А Лёха пьянствовал, находил работу, терял работу, снова пьянствовал, чем крайне расстраивал президента клуба. Ведь ежели одел клубные "цвета" -- будь добр, езди на чём-нибудь, что едет.

Какой ты, к чорту, байкер, если ты пешеход?

Наступил апрель, а за ним и май 2014 года. Я успел освоить азы профессии чернорабочего, подкопить деньжат, купить запчастей на Четырёхсотого и запустить движок. И вот однажды, после очередого дня, богатого разгрузкой цемента, я решил покатать девушку по паркам вокруг, слегка отдышаться и завалиться спать, чтоб со свежими силами сдюжить ещё один богатый на железо и камни день.

Есть у меня рядом с домом метро, а рядом с метро -- местечко под названием "Жердь". Весной, летом, осенью и в Новый Год туда стекаются неформалы, лоботрясы, бездельники и прочие нарушители спокойствия. В том числе и местные байкеры: чопперастые, прямоточные и суровые, Honda Steed-овые. Мы слегка прокатились. Время -- одиннадцать, ближе к двенадцати.

Гляжу -- три тела идут ко мне. В первом безошибочно узнаю Кошмара. Он, как всегда, добр и слегка пьян. Второе тело называло себя Десантом. И было сие тело пьяно, но агрессивно. Начал сразу и напористо:

-- Ну чо, давай своего Ижа мне.

Я, мягко говоря, удивился сей речи и спросил:

-- Дядь, а ты вообще кто такой? Иж для Лёхи как бы.

Минут через пять выслушивания путаной речи выясняю, что пришли за аппаратом оба два. Он типа как бы для Кошмара. Но говорит почему-то Десант.

-- Ребят, во-первых, сейчас уже поздновато, мне завтра работать. Могли бы предупредить. Во-вторых, гараж закрывается в двенадцать, а сейчас уже половина: пока дойдём, время-то и пройдёт. А в-третьих, Лёха его чинит в гараже, оформляет как положено, на себя -- и только тогда забирает.

Казалось бы, логично. Но трезвый пьяного не разумеет. Пьяный трезвого -- тем более. Десанту было насрать. Он пришёл за мотоциклетом, а чем дольше я его слушал, тем больше понимал, что именно в его руки я технику отдавать не хочу. Я, в общем и целом, мирный человек. И даже, что порой бывает мне накладно, люблю людей. Но именно тогда, после рабочего дня, мне очень хотелось опробовать об его тупую башку мой шлем. Но я стойко держался. Держался как мог. Рядом техника. Рядом девушка, которой вся эта комедия тоже начинает надоедать. И самое главное, периодически проезжает машина ППС. Мне под конец рабочего дня только обезьянника не хватало.

Перекурил. Подумал. Решил -- отчего б не показать им технику в гараже? Просто -- показать, и договориться по-человечески на другой день, если мои условия выполнятся. Съездил в гараж, Кошмар знал, где он. Но был настолько пьян, что, видать, не нашёл. Полчаса напрасно потраченного времени. Ситуация как есть -- полный бред. И хочется спать. Раздражение. Неправильное чувство для езды на мотоцикле с пассажиром. Как и без него.

Подъезжаю к дому. Под моими окнами уже три упыря. Десант поёт старую песню про Иж. Мне это начинает совсем надоедать, и я говорю чуть жёстче:

-- Ты, блядь, вообще кто такой? Хуль ты до меня доебался?

Пьяное тело Кошмар тянет уже другую песню:

-- Он мой Брат!!!

Я смотрю на эту кунсткамеру. Смотрю на шлем в моей руке. Чувствую -- сейчас я кого-нибудь им точно уебу.

Но нет. Завтра -- работа. Надо спать. Надо домой. Рядом девушка. Рядом техника. А дома слегка испуганные родные: эти трое зачем-то занесли в квартиру дохлый аккумулятор. Но я же добрый. Я же люблю людей. Я сегодня убивать никого не буду.

Делаю шаг в сторону Десанта. Тот слегка в сторону. Жёстко, сердито объясняю: сегодня мы никуда не пойдём. Вот в пятницу -- ради бога, сколько угодно, хоть обчинитесь. Сделаем всё по-человечески. Вовремя.

Они вроде что-то понимают. Третий упырь извиняется, жмёт руку на прощание. Троица уходит. Я, как обычно, приковываю Четырёхсотого трос-замком к железному заборчику во дворе. Ухожу спать. Объясняю родным, что пьяные страшные тела в косухах -- не моя задумка ни разу. Нервно. Погано. Проваливаюсь в сон.

Подъём с утра. Кофе. Одеваться. Снимаю трос-замок, щупаю передний тормоз -- идёт подозрительно легко. Аппарат не тормозит. Смотрю, на колесе тёмное пятно жидкости, и что-то маслянистое напитало асфальт. Что спереди, что сзади. Аппарат не тормозит ни передом, ни
задом.

Кто-то слил тормозуху. Кто-то, кто чей-то брат и клубень-байкер, судя по всему. Тормоза, конечно, придумали трусы, но без них на дороге никуда. Позже, когда в гараже осматривали колодки с ансамблем, пришли к выводу: задним колодкам хана. Как там что-то тормозило -- непонятно.

Переднее колесо -- где-то две трети. Этой, так сказать, зимой вообще стало ясно: впереди из двух положенных тормозных суппортов схватывал только один. Одна вторая переднего тормоза на весь аппарат -- это серьёзная заява на перегоне в 800 км в одну сторону. Ибо другой город. А
денег уже практически не то чтобы нет. Просто времени чинить/тестировать в обрез. Нема.

Вот и вышло то, что вышло: дальнобой на автомобиле. Пассажиром, блин.



Ну что тут ещё добавить? Очухался. Нашёл работу. Естественно, как только, так сразу взял и тормозные колодки, и почти что всё остальное. К совсем уж дальним далям пока, наверное, не готов, но до весны времени у меня вагон и маленькая тележка. Те же герои, которые с чужими мотоциклетами по ночам воюют, насколько я слышал, бухают. Активно деградируют, шагая прямиком в могилу. Своей техники, естественно, у них как не было, так и нет.

Жизнь всё расставляет по своим местам. Людей я больше не люблю. На незнакомые тела, с ходу заводящих речи про братство и прочее байкерство, смотрю как в тире на мишень.
Tags: жизнь, жывотные, малолетние ушлёпки, мото, рассказка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments