Nikolay Alexandrovich (nick_sanych) wrote,
Nikolay Alexandrovich
nick_sanych

Categories:

Села -- дала, говорите? :)



Случилось это в далёком уже 2009-м году. В тот благословенный год обзавёлся я первою мопедкою.

Пепелац был китайского происхождения, носил гордое имя "Reggy Odissey". И по сравнению с живучими японскими созданиями вроде "Honda Lead" или "Honda Tact", выгодно отличался размерами и формой. Размер моего скутера был гораздо больше. И по общему виду гораздо симпатичнее смотрелся. Извиняюсь за подробность, но всё же.

Reggy Odissey:





Honda Tact:




Первый аппарат. Прав нет. Но есть шлем, куртка, наколенники и "берцы" -- вместо полноценной мотообуви. Ностальгия, ага. Когда первые этапы боязни дорог в районе были пройдены, я понял, что надо как-то и куда-то чуть подальше выбираться. И в одну из шикарнейших майских ночей во славном граде Москва понесла меня нелёгкая в Кузминский парк. Доехать, подышать свежим воздухом, полюбоваться на звёзды, в езде по пересечённой местности попрактиковаться. Ну и что-нибудь ещё. Импровизация в стиле Онидзуки, да простят меня те, кто ещё не знает, кто такой Онидзука.

За спиной рюкзак, в рюкзаке энергетики и документы на мопедку, в голове ветер, впереди счастье, въехал в парк, ментов нету, проехал полоску асфальта со стороны метро, проскользнул незамеченным к аттракционам и деревянной сцене. Напротив входа к разнообразным "Русским горкам" и "Сюрпризам" с железными дорогами довольно большая площадка с песком. В дневное время по ней катались дети на квадроциклах и багги. Ночью площадка, по идее, пуста. Там и приметил двоих: пингвинообразного парня на перемотанном скотчем "Honda Tact 50" и незнакомую девушку.

"Ага, -- подумал я внезапно и радостно, -- собратья по разуму! Земляне двухколёсные! Наверняка и ездить дальше Кузминок с Кусково умеют! А не жахнуть ли мне тауринчику, не выкурить ли сигаретку по такому случаю?!"

Поздоровались. Как-то быстро и радостно. Парень то ли Слава, то ли Дима, учил даму азам езды. По безопасному песку. Но на момент, когда я подъехал, Наташа изволила с мопедки той японской слегка, как это бывает, рухнуть. И ударить руку с ногой, без переломов и трещин вроде, защиты никакой, кроме шлема-скорлупки. Самостоятельно кататься Наташа уже не хотела, от слова "совсем".

Глянув на мой пепелац, дама заметила, что тот больше, новей и красивше, чем пингвинообразный Славин. Она ж не зрила в корень -- и всё равно, что Одиссей с ненастроенным карбом тошнил максимум сорок километров в час по прямой. И всё равно, что китайские новые движки супротив японских старых -- ну практически говно. Она вдохновенно забралась на аппарат.

"Вези меня, олень, в свою страну оленью", -- если вкратце. Ну я и повёз. Славу я предупредил, что города не знаю, но хочу куда-нибудь в сторону Красной Площади, Набережной какой-нибудь, какой-нибудь ещё красоты -- и обратно. Слава понял, и уверенно дал команду следовать за ним.

Интуитивно понимаю, что Наташа откуда-то меня знает лет сто, да и я тоже что-то вроде вспоминаю. Но никак не могу вспомнить точно, кто это. Мы едем.

Бедолага Одиссей тошнит сорок, в горку тридцать пять, а то и тридцать три. Дама же, груз, семьдесят кило точно. Поворот на загадочное море Волгоградского Проспекта, вперёд, на мост еле-еле, далеко-далеко по прямой, тошню уверенно пятьдесят с горки, практически полёт, Таганская площадь, Театр на Таганке, съезд на Набережную, Красная Площадь, курим, любуемся. А в голове чайницкой пульсирует что-то типа: "Ух ты ж ни хуя себе, я сам, своим ходом, да прямо на мостовую!" И тут я замечаю одну вещь. Моя пассажирка без шлема. Смешная скорлупка -- и та у Пингвина Димы. Или Славы. Понимаю, что совсем не порядок, уговариваю одеть мой. Едем обратно -- куда-то через Тверскую улицу. Огни большого города. Ощущения нереальные, ветер в лицо, слава б-гу, что в такой поздняк ни одного гаишника, каким-то хитрым макаром минуем всё ту же Таганскую площадь, и далее через Нижегородку да по Рязанке -- домой.

Постепенно гаснут фонари. Просыпается небо. Начинается утро. Дама обнимает меня откровенно. Я спросил, откуда мы друг друга знаем, оказалось, что встречались лет десять тому назад. Я сразу узнал. Пингвин сразу повалил домой, мне же строго-настрого советовал настроить, наконец, карбюратор, благо, он у меня один.

И вот я с Наташей в Кусково, на своей любимой прямой. Стоим. Птички поют. Пахнет безумно лесом весенним, аж голова крУгом. Рядом стоит аппарат, потрескивает выхлопной трубой. И произносит Наташа коронную фразу:

-- Коль, делай со мной что хочешь.

Я не удивлён, всё ведь к тому и шло. Только я ошалел от первой дороги. Мне и впрямь ведь ничего не надо. Да и есть у меня любимая женщина, ревнивая, кстати, и зачем мне делать "что хочу" с Наташей, когда есть своя, родная? Ну логично же. Я и говорю:

-- Извини. Не хочу. Правда, не хочу.

Наверное, расстроил. Так потом и не встретились снова -- именно так, верхом и вдвоём. Может, и к лучшему.



Так я и не настроил карбюратор, короче. Так и тошнил свои сорок-пятдесят, ну в самом идеальном случае семьдесят -- пока не спёрли мой первый мопед. Четыре славных месяца первых покатушек.
Tags: мото, путешествие, рассказка, слабоумие и отвага, фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments