Nikolay Alexandrovich (nick_sanych) wrote,
Nikolay Alexandrovich
nick_sanych

Слегка оглядываясь назад.




«Я -- герой. Быть героем легко. Если у тебя нет рук или ног -- ты герой или покойник. Если у тебя нет родителей -- надейся на свои руки и ноги. И будь героем. Если у тебя нет ни рук, ни ног, а ты к тому же ухитрился появиться на свет сиротой, -- все. Ты обречен быть героем до конца своих дней. Или сдохнуть. Я герой. У меня просто нет другого выхода».

Рубен Давид Гонсалес Гальего, «Черным по белому»


Больше года прошло с тех пор, как мы "поздоровались" с грузовиком той ночью лета прошлого года. Настала пора как-то осмыслить произошедшее, сделать выводы, расставить события и действия людей, принимавших живое участие в них, по полочкам. Каким бы негативным опыт ни был, это всё-таки опыт - и себе в копилку, и людям на что-нибудь да сгодится.

Первая "волна жути", связанная с ударом, отправкой Бори в больницу, информацией о двойном переломе таза и предстоящей операцией, прошла. Мы немного успокоились, началась рутина: поездки в больницу, посильная помощь,
решение проблем, которые у меня встали на работе тут же и в полный рост.

Вторая "волна жути" слегка обдала, когда я познакомился с его родителями. Бориной маме оказалось лет под шестьдесят - может, чуть старше, может, чуть младше. Она ходила с тростью: застарелая болячка, как-то связанная с позвоночником и правой ногой. Наша авария надолго отсрочила её операцию, которую предполагалось провести в ближайшее время. Отцу (точнее, отчиму),навскидку, было лет под семьдесят. Оба ухитрялись работать. Обоим и работа, и это наше "приключение" давалось нелегко. Я ужаснулся тому, что из-за какой-то доли секунды, каких-то десяти сантиметров на них свалилось "это всё". Ужаснулся и понял, что должен сделать максимум, дабы облегчить решение задачи - сжаться в пружину, сократить расходы до минимума и все зарабатываемые деньги направить на операции и ещё что-то, что могло понадобиться "по ходу дела". Лекарства, продукты, ещё что-то. Благо, ситуация на работе не была ужасающей и позволяла это.

Самыми "убойными" мыслями тогда были такие: если с ними что-то случится, кто ему поможет? А главное - кто поможет им? И чей это будет фронт в таком случае: мой или чей-то ещё? Вопросы множились, не давали покоя. В конце концов, усилием остатка воли приказал себе не паниковать, не множить жути, решая задачи по мере их поступления. С родными пока всё в порядке. А далее - по обстоятельствам.



Его родные, в свою очередь, ни в чём меня не обвиняли, хотя могли бы. Никогда не забуду слова Бориной мамы: "На дороге такое может случиться с каждым, не казни себя". В очередной раз удивился стойкости духа, терпению и доброте этих людей. Мне с ними повезло.

Безусловно, перестроение из правой полосы в левую, повлекшее удар о многотонную махину - мой груз. Но незастёгнутый шлем - ошибка, которую я не совершал. Есть в этом узле событий дороги, за проезд по которым я уже рассчитался. Есть дороги, по которым ступать не мне - но в любом случае, у человека и на этом пути есть опора.

Во времена лета 2011 года, пожалуй, меня больше всего удивили и обрадовали мои новые знакомые. Когда первая операция на поломанный в двух местах таз прошла, Борю с аппаратом Елизарова "на борту" отвезли домой. Родители загружены работой, в его квартире до вечера - практически никого нет. С кровати самостоятельно не встать. Сиделка - не вариант, денег и так в обрез. Я, niantaro, koshka_linh и другие люди, коих в ЖЖ нет, выработали что-то вроде дежурств у Бори дома: кто-то мог быть рядом днём, кто-то ночью. Так и дежурили, и длилось это, как минимум, до конца лета. Сам процесс "смены караулов", несмотря на то, что являлся следствием аварии, радовал и слегка напоминал произведение тоталитарного советского писателя Гайдара, "Тимур и его команда". Ребята жертвовали временем, как-то находя его в перерывах между работой, учебой, личными делами. Зачастую это происходило "на честном слове и на одном крыле". Так, я совершенно чётко помню, как говорил с niantaro по поводу его заезда на смену: он собирался ехать, как только займёт денег у знакомых на проезд. Помню, как одолжил ему ремень, поскольку единственное, что держало его штаны - лямки походного рюкзака, и снятие оного грозило их падением. У человека была беда с работой, с деньгами, со здоровьем - но когда дело коснулось помощи, он держал вахту намертво, как бульдог, до конца.

Как и многие другие. Сказать, что я горжусь тем, что знаю этих людей - значит ничего не сказать. Лето, осень и зима прошлого года вышли очень трудными. Но без их помощи и поддержки это время было бы труднее в десятки, сотни раз. Семеро человек, включая меня, постоянно были рядом. И эти семеро - сдюжили. Каждый - по-своему.

Ещё - удивил и обрадовал, собственно, сам Боря, который в каждом случае моего крена в черноту хватал за шкирятник и задавал простой вопрос: "Меня - видишь?"

Третья волна пришла примерно в конце сентября прошлого года. С самого начала в Первой Градской это списывали на сотрясение (мол, пройдёт недельки две-три - будет порядок): в конце июня Боря стал говорить, что меняются цвета. Так, синяя полоска неба на флаге ВДВ стала зелёной, зелёная полоска земли - чем-то неопределённо-тёмным. Дневной свет стал слишком ярким. И начиная с июня, зрение стало падать - медленно, но верно. К началу октября Боря перестал видеть.

Поначалу я воспринял это как полную разруху. Задача, решения которой попросту нет - во всяком случае, первый офтальмолог оценил его ситуацию как полностью безнадёжную. Отслоение сетчатки, осложнённое огромным количеством лопнувших сосудов. Неоперабельно. Второй офтальмолог надежды не лишил, прописал некие антивоспалительные лекарства - но отвёл на дооперационное восстановление год. От первого до третьего, более толкового офтальмолога, должно было пройти месяца три или четыре. Это время, пожалуй, было самым трудным, которое закончилось с появлением третьего.

Боря воспринял случившееся как сигнал к действию. Об этом ещё будет написано, но примерно в это время он приступил к созданию системы, позволяющей людям, незрячим полностью или частично, работать на компьютере, пользоваться интернетом и даже выходить за пределы жилого пространства - практически без посторонней помощи. Бесплатный и более качественный linux-аналог того, что уже есть. Чуть забегая вперёд - мнение того же офтальмолога, последнего и толкового.

Как и чем я жил в то время - сам пока не очень понял. Единственное, что держало меня хотя бы на уровне "хожу-что-то-делаю-не-падаю-адекватен" - понимание, что на другом конце города лежит человек, которого придавило гораздо жёстче, чем меня, и что с этим надо что-то делать. Может быть, держала слабая надежда на сезон. Мотоцикл можно починить, работу можно сменить, можно научиться чему-нибудь полезному и радикально поменять житуху. Мне. Гораздо. Проще. В любом случае. С погасшими глазами это гораздо сложнее. Прежде всего - предстояло освоить неизвестную территорию, в которую превратился привычный до этого мир. Придумать новый способ взаимодействия с ним, до того, как картинка появится. И заодно - поддержать такого, оказывается, не железного меня. Подбросить мне очередную интересную мысль, чтобы я прикинул, что можно сделать, исходя из реальных возможностей на данный момент.

Лето-осень 2011 года. Кости срослись, человек пошёл. Слава богу.

Начало весны 2012. Нашёлся глазной хирург, который подарил надежду на восстановление зрения. Серия уколов, нацеленных на отток лишней крови внутри глазного яблока, подготовка к первой операции: размещения внутри глаза силиконовой вставки, которая обеспечит восстановление сетчатки, её контакт с глазным дном и зрительным нервом, и, как следствие - зрения. Сработало. Хорошо. Весна и лето. Картинка стала восстанавливаться, из тёмного небытия полезли предметы, появились свет и тень. Ещё лучше. Три месяца лета пролетели - не заметил, как. В сентябре я увидел, как работает на компьютере человек, ориентируясь только на звуковые оповещения. Полный улёт. Из Дагестана приехал Алдан, старый Борин товарищ, сетевик и железячник по профессии, философ по жизни - они на пару допилили звук операционной системы и программу видеоведения.

В итоге: человек ходит, упавшее в ноль зрение постепенно восстанавливается. За бортом - собранный на коленке, работающий прототип системы из двух компьютеров, обменивающихся данными по 3G, камеры, заменяющей незрячему глаза, и специфической софтины на обоих машинах - передающей видео и звук. Есть серьёзные ребята, готовые дать этому старт. За бортом - инфернальный пиздец, причём, пиздец, побеждённый окончательно. Ну, и кое-что ещё, тоже позитивное, эдакий мой личный и работающий замах на тёплое время года.


Какие могут быть выводы? Ну, кроме давних этих, есть ещё два.

Первый - если тебе чего-то позарез не хватает - дай себе это. Второй - если чувствуешь, что забрёл в тупик, не бойся начинать с чистого листа.

Берегите себя и своих пассажиров, товарищи мотоциклисты. И немотоциклисты - тоже. Как, впрочем, и нетоварищи :).
Tags: жизнь, мысли, рассказка
Subscribe

  • Доктор Лиза.

    (с) http://nicksanych.ru специально для спортивно-оздоровительного клуба "Слепые гонки" «ДОКТОР ЛИЗА» Серия: люди, изменившие мою…

  • Анимация в тему.

    Слепогоночная тренировка. Сегодня. Примерно так я себя ощущаю, когда разгоняю наши тренировочные машины до предельных скоростей, когда…

  • 03.04.2021. Привет от сосны.

    Оригинал записи лежит здесь. Продолжая тему. И снова слабоумие с отвагой, товарищи. Четвёртого дня писал, что на тренировке по картингу…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments

  • Доктор Лиза.

    (с) http://nicksanych.ru специально для спортивно-оздоровительного клуба "Слепые гонки" «ДОКТОР ЛИЗА» Серия: люди, изменившие мою…

  • Анимация в тему.

    Слепогоночная тренировка. Сегодня. Примерно так я себя ощущаю, когда разгоняю наши тренировочные машины до предельных скоростей, когда…

  • 03.04.2021. Привет от сосны.

    Оригинал записи лежит здесь. Продолжая тему. И снова слабоумие с отвагой, товарищи. Четвёртого дня писал, что на тренировке по картингу…